II МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ АРХИВНЫХ ФИЛЬМОВ
ПОСЛЕВОЕННОЕ
НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ:
ПРОСТРАНСТВО
ЭСТЕТИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ
Автор: Семён Дымшиц


На протяжении большей части советской истории в стране в той или иной степени действовала эстетическая цензура. В этих условиях всегда существовали «периферийные» области, такие как поэтический перевод или детская книга, находящиеся под менее пристальным присмотром, открывающие пространство для эксперимента. К таким областям, безусловно, относилась и популяризация науки, как в печати (журналы «Химия и жизнь», «Знание – сила»), так и в кино.
Цель представленной программы – познакомить зрителя с различными проявлениями эксперимента (как нарративного, так и визуального) в учебном и научно-популярном фильме. Хронологически она разбивается на две половины.
Читать далее...
В первой части программы акцент сделан на послевоенных годах сталинского правления, годах очередного витка борьбы против «формализма», борьбы против «космополитизма» и «низкопоклонства перед Западом». В особенно тяжёлой ситуации в этот период оказалось кино, в котором наступает так называемое «малокартинье» – государственная политика, ограничивающая объёмы производства и устанавливающая особенно жёсткий контроль над всеми этапами создания игровых фильмов. Именно в этих условиях создаются практически неизученные и неизвестные современному зрителю научно-популярные фильмы, в которых разрабатываются выразительные средства и используется визуальный язык, невообразимые для этих лет, от абстракций в духе «чистого кино» Ханса Рихтера и Вальтера Руттмана, до монтажных фраз, как будто бы предвосхищающих работы Параджанова и других режиссёров украинской поэтической школы.
Во второй части программы представлены более поздние работы более известных режиссёров, таких как Клушанцев (режиссёрский путь, которого, впрочем, начинается как раз в середине 1940-х) и Кобрин. Эксперименты этих режиссёров в годы оттепели, застоя и перестройки всё менее завуалированы «объективностью» и «научностью», надёжность нарратива постепенно расшатывается, вплоть до «Самоорганизации биологических систем» Кобрина, в которой главная логическая опора – дикторский текст, демонстративно заменятся шизофазией – речью мнимо связной, но лишённой смысла.
Такое хронологическое сопоставление позволяет продемонстрировать: даже самые радикальные художественные и нарративные решения в позднесоветских научно-популярных фильмах возникают не из пустоты, они наследуют продолжительной традиции эстетических новаций, защищённых от цензуры маргинальностью отрасли.

Семён Дымшиц
Читать далее...
В первой части программы акцент сделан на послевоенных годах сталинского правления, годах очередного витка борьбы против «формализма», борьбы против «космополитизма» и «низкопоклонства перед Западом». В особенно тяжёлой ситуации в этот период оказалось кино, в котором наступает так называемое «малокартинье» – государственная политика, ограничивающая объёмы производства и устанавливающая особенно жёсткий контроль над всеми этапами создания игровых фильмов. Именно в этих условиях создаются практически неизученные и неизвестные современному зрителю научно-популярные фильмы, в которых разрабатываются выразительные средства и используется визуальный язык, невообразимые для этих лет, от абстракций в духе «чистого кино» Ханса Рихтера и Вальтера Руттмана, до монтажных фраз, как будто бы предвосхищающих работы Параджанова и других режиссёров украинской поэтической школы.
Во второй части программы представлены более поздние работы более известных режиссёров, таких как Клушанцев (режиссёрский путь, которого, впрочем, начинается как раз в середине 1940-х) и Кобрин. Эксперименты этих режиссёров в годы оттепели, застоя и перестройки всё менее завуалированы «объективностью» и «научностью», надёжность нарратива постепенно расшатывается, вплоть до «Самоорганизации биологических систем» Кобрина, в которой главная логическая опора – дикторский текст, демонстративно заменятся шизофазией – речью мнимо связной, но лишённой смысла.
Такое хронологическое сопоставление позволяет продемонстрировать: даже самые радикальные художественные и нарративные решения в позднесоветских научно-популярных фильмах возникают не из пустоты, они наследуют продолжительной традиции эстетических новаций, защищённых от цензуры маргинальностью отрасли.

Семён Дымшиц
В МИРЕ КРИСТАЛЛОВ
1947, СССР, режиссер А.П. Сардан
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ
1947, СССР, режиссер Я. Назаров
ЛЕСНАЯ БЫЛЬ
1949, СССР, режиссер А.М. Згуриди
ГОМО ПАРАДОКСУМ
1989, СССР, режиссер В.М. Кобрин
Общий хронометраж – 121 минута
КАК МЫ ВИДИМ
1947, СССР, режиссер П. Шмидт
ОНИ ВИДЯТ ВНОВЬ
1948, СССР, режиссер Н. Грачев
ОСНОВЫ ЦВЕТНОГО КИНО
1953, СССР, режиссер П.В. Клушанцев
Общий хронометраж – 77 минут
СЕМЬ ВЕКОВ СПУСТЯ
1963, СССР, режиссер А.А. Бабаян
ЛУНА
1965, СССР, режиссер П.В. Клушанцев
САМООРГАНИЗАЦИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ
1989, СССР, режиссер В.М. Кобрин
Общий хронометраж – 85 минут